Тамань – газета Темрюкского района (г. Темрюк, Краснодарский край). Издается с 5 октября 1930 года.                              

Вторник, 23.07.2019


Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
Зодиак: Рак


Невыдуманные истории

№36 16.03.13

Уважаемая редакция газеты «Тамань»!

К вам обращается подписчик, жительница ст. Тамань Т.В. Литвиненко, пенсионер. В прошлом году вы поместили рассказы о судьбах людей, прошедших Великую Отечественную войну, а также обратились с просьбой поделиться своими воспоминаниями. Я хочу рассказать вам о судьбах близких мне людей, которые прошли через это испытание.

История первая

Мой дядя (брат мамы), Титов Георгий Илларионович, 1912 года рождения, до войны работал шахтером. Воевал, был ранен, попал в плен к немцам и был вместе с другими пленными отправлен в концлагерь на западе Германии близ Франции.

Там располагались угольные шахты, куда пленных сбросили, предварительно прострелив сухожилие около пятки, чтобы пленные не имели возможности самостоятельно выбраться из неволи. Переводчик пояснил пленным, что они должны добывать уголь, нужный Германии, а в шахтах есть много воды, крыс, так что с голоду не умрут, а если очень хорошо поработают, их ждет награда – кусок хлеба. Если не будут выдавать «на гора» уголь, их взорвут. Сколько там было пленных, сколько осталось там, никто не подсчитывал. Если кто умирал, люди руками рыли яму и засыпали их штыбом. Освобождение прибыло из Франции. Живых людей поднимали клетью, просили черные повязки на глазах не снимать, иначе они ослепнут от света, а потом выхаживали выживших. Об этом рассказал мне мой дядя, вернувшись домой в июне 1945 года. Все соседи пришли и слушали, приходили все новые и новые, распространившийся слух по всему селу собирал всех. Плакали, горевали и радовались тому, что, пережив такие муки, человек выжил. Тяжелый труд ему был противопоказан, но семье нужны были средства. Он не брезговал никакой работой, но, вернувшись в шахту, так как только там он мог зарабатывать на жизнь, долго не прожил. Старые раны дали о себе знать, в больнице во время операции он умер, оставив жену и троих детей. Титов Георгий Илларионович, сын героя первой Отечественной войны.

 

История вторая

Мой отец, Ситюков Василий Власович, – старший сын в многодетной семье. Он горный инженер. Год рождения 1910. Прошел всю войну, старший лейтенант по званию. Вернулся с войны в 1946 году. Для него война окончилась в Чехословакии. Вернувшись с войны, он узнал, что его отец и младший брат Иван Власович, 1931 года рождения, погибли в шахте, где их взорвали во время отступления фашистов. Прошло время, наступила весна 1958 года. Утро. Отец собирался на работу. Никак не мог надеть сапог на свою раненую ногу, сердился на себя. Открылась дверь, вошел мужчина и, видя такую картину, сказал: «Помощь нужна?». Отец поднялся и с сапогом в руке спросил: «Кто вы такой? Что вам нужно?» На шум из кухни вышла мама и вдруг как закричит: «Отец, да это же Ванюша, твой брат!» Отец медленно осел, бросил сапог, вскочил и обнял своего брата. Мама объяснила ожидающим на улице товарищам ситуацию и попросила заменить в этот день на работе своего мужа. Прошло несколько часов, а братья никак не могли успокоиться. Много вопросов, что да как, да почему так, и так далее. Самый главный вопрос: «Как ты выжил? Вас же всех взорвали в шахте фашисты!».

 

История третья

Рассказ о спасении Ситюкова Ивана Власовича, ныне уже покойного.

В 1943 году началось освобождение фашистов после Сталинградской битвы. В городе Шахты фашисты согнали шахтеров и детей (мальчиков) внутрь шахты и старались вывезти добытый уголь по железной дороге, загружая вагоны с помощью вагонеток. Шахтеры, зная, что после погрузки состава шахта будет взорвана вместе с ними, пользуясь суматохой, ребят запихали в вагонетки. Проверки, как это обычно было с помощью штыков, не будет, паника, налет советской авиации, может, выживут хоть дети! Так и произошло. Трех мальчишек обнаружили в Гамбурге во время налета авиации англичан. Нужны были рабочие руки, чтобы перегрузить состав угля на корабли, поэтому их заставили загружать торговые корабли, рассчитывая на помощь. Видя их голодные глаза, дали пищу. Ребята работали на совесть, корабли загрузили, снова налет, паника. Ребята зарылись в уголь на корабле. Уже воду и хлеб спрятали там заранее, никто их не искал, корабли ушли в море. Прошло время, корабли вышли в Атлантику. Снова налет, корабль получил пробоину, люди спасались на обломках. Японские катера подобрали плавающих на обломках. Так Иван Власович попал в Японию, в лагерь. Боясь того, что его старший брат – мой отец – может пострадать за это, он не назвал свою фамилию, а придуманную. После окончания войны с Германией, с Японией начался обмен пленных, он смог вернуться в Россию.

В России по возврату его призвали в Советскую Армию. Он служил с большой радостью, потому что с помощью командиров проверена его биография, судьба, установлена его семья, ему доверяют. После службы он остался на Дальнем Востоке, работал в совхозе, создал семью, кажется, что все позади. И вот в 1958 году его послали на Уральский завод получить комбайны. Приехав на завод, он узнал, что их получит не раньше, чем через неделю. Что делать? Ждать неделю? «Да до Ростова доехать теперь – совсем близко», – такие мысли в его голове, и в первый повавшийся поезд сел без билета. Народ оказался отзывчивый после его краткого рассказа о себе. Собрали деньги, купили билет – и вот он дома. Узнал, что отец вместе с другими остался навсегда в шахте, а старший брат живет в городе Гуково.

Встреча с братом и его семьей! Это сказка! Будучи на пенсии, мой отец, старший брат Ивана Власовича, ездил на Дальний Восток к нему в гости.

Дети Ивана Власовича живут там, работают. Дочь учительница, сын механизатор. У них семьи. Мои дети общаются с ними по Интернету. Вот такие истории.

Т. Литвиненко, ст. Тамань.